Играем в Nordic игры или Larpwriter Summer School

Не знаю, бывало ли у вас такое чувство. Читаешь книгу или смотришь фильм и в то же самое время думаешь, как здорово было бы быть там, внутри истории. Или просто побыть каким-либо героем. Или что-то подобное. Ты становишься злодеем из злодеев, вживаешься в характерную роль и крушишь судьбы. Или приносишь счастье. И не такое, как вкуснейший торт, а настоящее – спасаешь мир или находишь правду.

Я училась в Таиланде быть с собой и собой, а сейчас я в ситуации, когда нужно быть не собой. Попробовать влезть в чью-то шкуру и походить в ней. Я вообще не уверена, что так умею. И вообще притворяться – это точно не мое. Это мне противоречит. Это же и толкает участвовать в школе. Кажется, это прибежище для таких натур вроде меня – находить удовольствие в противоречии и постоянно гнаться за непостоянством. 

11742671_10206891021815614_6203672302157573985_n

Скандинавы любят играть, и свои игры они называют LARPы. LARP (Live Action Role Playing ) – это ролевая игра живого действия. Да, это то, когда люди перевоплощаются в вампиров или эльфов, арендуют замок, изучают правила игры (например, как колдовать), создают своего героя у себя в сознании и пытаются в течении нескольких часов-дней быть кем-то. Играют террористические акты, создают лагеря военнопленных, проигрывают социально-политически важные сцены, испытывают на себе какого быть солдатом, нищим, преступникам – все это тоже LARPы.

LARPы – это игры, в которых игроки импровизируют свои роли и никто не знает, как все получится в ходе игры, поскольку все зависит от действий каждого. По сути LARPы разнообразны. Game Master, организатор игры, помогает вести игру, задает правила, распределяет персонажей. LARPы несут идею, это может быть спасти город, убить дракона или найти предателя. При этом идея/сюжет может быть  явным и очевидным или тайным и непредсказуемым для игроков. В LARPах нет аудитории, играют для себя. LARPы могут быть наполнены действиями, конфликтами, танцами, символами. И чаще всего они выгоняют тебя из твоей комфортной зоны.

В Larpwriter Summer School нас было около 50 участников с преобладанием скандинавов и белорусов, около 20 фасилитаторов и около 40, как мне показалось, alumni (выпускников программы). Нас учили создавать и играть LARPы. Мы играли в Family Anderson, New voices in art, Snapphane, White Death, Helianthus Land, When our destinies meet. Это проходило в Литве недалеко от Вильнюса.

В благих, но напрасных стараниях заставить себя быть примерным гражданином цветочного Helianthus Land я пыталась слушать голос, который говорил, что мне делать. По правилам игры у нас три дня. Первый прошел. Второй. Мне ничего не грозит. Я начинаю не слушать голос, совсем чуть-чуть идти против правил. Я ем семечки вместо того, чтобы их чистить и не бросаю шары в “врага” ворону, изображенную на стене. Говорить нельзя. Мы делаем зарядку и что-то прыгаем на сцене. Музыка. И голос. Третий день. Я что-то делаю, а что-то и не делаю. Хорошо, что есть Андриус. Он меня развлекает, или я его развлекаю. Я нарушаю правила, он все видит и не выдает меня. Смотрю на созданный мир и в душе смеюсь. Над миром и над собой. А потом говорят, кто предатель. И это номер…. 10. Я смотрю на свой номерок, отлично, я номер 10. И вижу как на меня набрасывается мое общество, я сажусь и закрываю себя руками и кто-то пытается меня защитить… Столько аллегорий и олицетворения вокруг. И я это вижу. Игра, созданная белорусскими ребятами. Здорово, здорово. Молодцы, все продумано, все спроектировано.

White Death (Белая смерть). А сейчас мы в Black Box (черной коробке), комнате, где все стены и потолок черные. Нина, Game Master, такой светлый человек, она рассказывает о правилах. У нее тихий таинственный мягкий голос и она похожа на добрую волшебницу. Эти светлые кудрявые волосы, улыбка и теплый голос. Здесь вы люди, конец освещения, там вы призраки. Как люди вот ваши роли. Так вы ходите, по-разному,  у меня магнит между коленами и грудью и мои руки крепко привязаны к телу, мне нужно это играть. Я очень стараюсь. Потом белые шары, музыка, белые ленты. Я не хочу быть человеком. Я хватаю ленту и становлюсь призраком. Я танцую и мне очень хорошо. И я хочу, чтобы другим было хорошо, я пытаюсь заманить людей ко мне….

А сейчас я в камере. Кто-то из нас прятал террориста. И у нас 40 минут выяснить, кто это сделал, иначе все получат пожизненное заключение. Я медсестра. В моей роли я не прятала террориста, я боюсь за себя и я подозреваю всех, кто против правительства и я решаю все спокойно. Многие играют ОЧЕНЬ хорошо. Я играю плохо. У меня границы стираются, мне сложно понять, где реальность, а где нет. И хоть осознание игры есть, но тело и эмоции, они будто отдельно. Чудесно, да?  Я наблюдаю и мой разум кричит. ЧТО ПРОИСХОДИТ? ПОЧЕМУ НИКТО НЕ СОЗНАЕТСЯ? Есть люди, которые все близко к сердцу принимают. Плачут горько, думают много и грустят сильно. Я это знаю, я такая. И я спрашиваю себя, что бы было, если бы это все было РЕАЛЬНОСТЬЮ? Скорее бы игра закончилась. Никто не сознается. Все кричат и пытаются решить проблему. И тут выходит женщина, подписывает бумагу, что это она, хоть это была не она. Игра заканчиваетcя. Debrief. Мы обсуждаем. Легкое головокружение. Я чувствую себя потерянной. Я хочу убежать. Я сейчас разрыдаюсь прямо сидя в этом кругу под слова “реакция на игру у всех разная”. Я не выдерживаю, выбегаю из комнаты и начинаю рыдать. Милая Саша, организатор: “Во что играли? В Snapphane? Я тоже плакала, когда играла. Это нормально.” Я же ПОНИМАЮ, это ИГРА… и плачу.

When our destinies meet. Так, какая у меня роль? Я вытягиваю эту бумажку – а там Party Crasher. Человек, который приходит на вечеринки без приглашения. Нужно придумать роль. Пьющий и шумный? Я считаю такое поведение хамским, и так себя не веду. Вот сейчас время повести себя так. У меня плохо получается. Девушка из Дании, Риханан, она играет потрясающе. И все датчане играют очень хорошо. Мне хотелось наблюдать, а не играть…

Куда я попала? Workshop. “А сейчас закройте глаза и представьте, что вы дикие обезьяны.” Безумие. Отлично, сейчас я угрюмая старая обезьяна. Именно старая и именно угрюмая, потому что заставить себя перевоплотиться в молодую и злую я так и не смогла. В голове у меня все зависло от того, как игроки бегали, прыгали, нюхали друг друга, как настоящие обезъяны. Что происходит? Немыслимо смешное зрелище. И к тому же жутковато, если честно.

А еще Това из Швеции учила нас танго. Я схватила Омара из Ливана, он сопротивлялся идти танцевать, но, конечно, сдался и я его мучила больше часа, пытаясь заставить его вести танец. И у него получилось.

Норвежец Эрик – один из моих любимых спикеров. Его презентации всегда были на самом высоком уровне, а то как мы делали с ним power pose, позу страшного животного, которое кричит, это просто круто-круто 🙂

А еще там была Настя, ей 28, и у нее всегда был веселый блеск в глазах, и она всегда улыбалась. Мы играли в разных группах и почти всегда вытаскивали одни и те же роли в играх. Мы умудрились с ней перед отъездом едва не опоздать на автобус, только потому что мы решили нам нужно сходить и купить кое-что, без чего, в принципе, могли бы и обойтись. Что, конечно, было неразумно. А потом мы бежали по Вильнюсу задыхаясь от хохота и от бега 🙂 Белорусская команда была просто хороша, а некоторые (Настя, Вика, Даши, Оля, Артур, Саши) были даже лучше, чем хороши 🙂

А сегодня во мне тихо, как ночью в доме, в котором я одна, и где ясно слышны постукивания воспоминаний о Larpwriter школе.

Advertisements
This entry was posted in International Programs and Fellowships, Larpwriter Summer School, Lithuania. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s